Суббота, 03.12.2016, 03:17
 Категории
Город Юбилейный [15]
история города
Город Королёв [24]
история города
ФОТО/ВИДЕО официально [10]
снято для администрации города
Решения и постановления К [167]
Администрации города Королёва
Решения и постановления Ю [0]
Администрации города Юбилейного
Дополнительные статьи [1422]
об учреждениях города
Архив справочной [624]
заведения, которые уже не существуют
Дополнительный3 [0]
 Реклама
 Справочная
 Сохранить в соцсети



Справочная города Королёв
Главная » Справочная » Хронология и документация » Дополнительные статьи [ Добавить организацию ]

Дом Стройбюро как рубеж в истории отечественной архитектуры


Дом Стройбюро как рубеж в истории отечественной архитектуры
Источник: Калиниградская правда, №119 (18135 ) вторник, 22 октября 2013

Известно, что архитектурный ансамбль Болшевской трудовой коммуны был возведён в 1920–30-е годы по проекту А.Я. Лангмана и Л.З. Чериковера. Было построено более десятка капитальных сооружений, подавляющее большинство из которых сохранились до нашего времени (не уцелело лишь здание бани). Но встают вопросы: какие именно проекты принадлежат Лангману, какие — Чериковеру и над чем именно они работали совместно?

Проектирование любого архитектурного комплекса имеет несколько стадий. Сперва идёт разработка генерального плана (генплана) объекта. Следующим этапом, как правило, является проект детальной планировки. На этой стадии, параллельно с работой над генпланом, уже может проводиться проектирование отдельных объектов. Генплан посёлка Болшевской трудовой коммуны относится к совместному творчеству Лангмана и Чериковера. Кстати, когда возведение капитальных сооружений в трудкоммуне только начиналось (1928 год), в Москве по совместному проекту этих же архитекторов уже было завершено строительство стадиона «Динамо» на Ленинградском шоссе (ныне — Ленинградский проспект) — крупнейшего на то время спортивного комплекса на территории СССР.

Одновременно с чашей стадиона на «Динамо» возводились разнообразные служебные объекты. Но их роль в ансамбле этого спорткомплекса весьма невелика: ведь стадион «Динамо» — это, прежде всего, огромная спортивная арена. Принципиально иная ситуация наблюдается в ансамбле коммуны: возведённые здесь объекты близки по масштабу и не подчиняются какому-то одному превалирующему сооружению, а находятся в соподчинении друг другу. Именно по этой причине весь ансамбль трудкоммуны столь гармоничен, а каждая его постройка в отдельности воспринимается как неотъемлемая часть единого архитектурного организма.

Но вернёмся к вопросу: что именно из этих объектов проектировал Лангман, а что — Чериковер? В нашем распоряжении — записи из личного архива Л.З. Чериковера, в котором архитектор чётко указывает постройки своего авторства: больница, общежития, производственные сооружения. Старожил Костина строитель Н.А. Торбин упоминал архитектора Михлина, который вёл авторский надзор на здании торгового центра. По всей видимости, этот же архитектор принимал непосредственное участие в строительстве здания фабрики-кухни.

Остаются три объекта, авторство которых мы склонны приписывать непосредственно А.Я. Лангману. Это дом Стройбюро, учебный центр (нынешний техникум) и детский сад. Если на каждое из этих зданий внимательно посмотрит даже непрофессионал, то он заметит, что все они обладают интересной особенностью: их главные фасады построены по принципу симметрии. И тут возникает ещё один вопрос: могут ли эти здания быть отнесены к конструктивизму, если известно, что в этом стилевом направлении симметричные здания встречаются крайне редко?

Вообще, само слово «конструктивизм» по отношению к архитектуре 1920–30-х годов является не совсем точным. Конструктивизм — это главенствующее течение советского архитектурного авангарда первых по¬слереволюционных десятилетий. Помимо архитекторов-конструктиви¬стов активно работала достаточно заметная группа рационалистов. А вот знаменитый архитектор К.С. Мельников всегда подчёркивал, что не относит себя ни к конструктивистам, ни к рационалистам, хотя во многих современных источниках его уверенно называют конструктивистом.

Ансамбль Болшевской трудовой коммуны в целом, конечно же, является великолепным образцом конструктивизма. Но и в самом конструктивистском течении также имеется немало разновидностей, зависящих от творческого почерка того или иного архитектора. В зданиях, которые, по нашему мнению, принадлежат руке А.Я. Лангмана, использован принцип горизонтального и вертикального ленточного окна; остальные же оконные проёмы (детсад и учебный центр) формально не образуют «ленту», однако имеют горизонтальные пропорции, что также характерно для описываемого периода времени. В доме Стройбюро нет и их, но фасадная структура здания достаточно чётко определена с помощью системы лоджий, которые объединены вертикальными структурами, чем-то сходными с традиционными эркерами, широко распространёнными в архитектуре рубежа XIX и XX веков.

Здесь мы употребили слово «традиционные», что, казалось бы, опять-таки противоречит эпохе авангарда с его новаторством и поиском исключительно новых форм. В действительности же механически противопо¬ставлять авангард и сложившиеся традиции — в принципе неверно. Дело в том, что архитектурный авангард 1920–30-х годов широко использовал и творчески видоизменял традиционные архитектурные формы, приспосабливая их для своего времени. И эркеры с системами лоджий, и ленточные окна, и круглые по форме проёмы, и пилоны с полным отсутствием декора можно было наблюдать и ранее, например, в отечественной архитектуре модерна 1890–1910-х годов. В свою очередь, в эпоху господства модерна чётко выделяется такое интересное архитектурное направление, как неоклассицизм. И вот здесь самое время вспомнить основные этапы биографии А.Я. Лангмана.

Творческие пристрастия этого архитектора сложились на рубеже первого и второго десятилетий XX века, когда он учился на архитектурном отделении Высшего технического училища в Вене. Практическая деятельность Лангмана берёт начало также в дореволюционную эпоху: первые свои проекты он осуществил в родном городе — Харькове. И как раз в то время многие заказчики предпочитали видеть особняки и доходные дома в неоклассическом стиле, который из традиционных элементов классицизма (колонны, пилястры, балюстрады, аттики и др.) создавал свою собственную архитектурно-художественную систему.

Этот своеобразный «неоклассиче¬ский» подход к своим объектам А.Я. Лангман исповедовал на протяжении всей творческой жизни. Во время работы над комплексами стадиона «Динамо» и Болшевской трудкоммуны он встретился с Л.З. Чериковером, который был младше его всего-то на девять лет, но творческие принципы которого формировались совсем в иную эпоху, в первые послереволюционные годы. Вот почему в тандеме Лангман — Чериковер постройки одного архитектора так чётко отличимы от построек другого.

В те годы, когда строительство Болшевской трудкоммуны ещё не было полностью завершено, Лангман работал над двумя крупными москов¬скими объектами, впоследствии вошедшими во все хрестоматии по советской архитектуре. Первым из них стал так называемый Дом «Динамо» на ул. Дзержинского (ныне — Б. Лубянка), который Лангман проектировал в соавторстве с архитектором И.А. Фоминым. Зато следующее, не менее известное здание принадлежит целиком его творчеству. Это знаменитый дом СТО (Совета Труда и Обороны) в Охотном Ряду, в дальнейшем известный как Дом СНК, Госплан СССР, а ныне — здание Государственной Думы РФ. Строительство его было завершено в 1935 году, когда в отечественной архитектуре уже произошёл поворот от авангардных течений к принципам освоения классического наследия. Здесь архитектор блестяще использовал выработанный им в дореволюционные годы и не забытый в эпоху авангарда классический принцип трёхчастного построения фасада.

При этом у четырёхэтажного дома Стройбюро в Королёве и у десятиэтажного дома СТО в Москве обнаруживается немало общих черт. О трёхчастной фасадной структуре мы уже упомянули. Следует заметить, что и в той и в другой постройке боковые крылья вынесены на красную линию, в то время как центральная часть расположена несколько в глубине. Оба здания завершены аттиками, однако если в доме Стройбюро его центральная ось фиксируется небольшим тимпаном, то в доме СТО — изображением герба СССР. (Того самого — ставшего знаменитым после настоятельной рекомендации специалистов ВООПИиК сохранить его как органичную часть облика здания, несмотря на яростное давление политиков-«демократов», усматривавших в советском гербе чуть ли не призыв к возвращению к большевизму.)

В книге «Зодчие Москвы» биографы А.Я. Лангмана — О.Н. Сметкина и А.Ю. Тарханов — весьма точно замечают: «На пути от конструктивизма к освоению наследия, пройденном нашей архитектурой, его (Лангмана. — С.М.) дома были ровно посередине и, быть может, самим появлением своим обозначили некий хронологический и вкусовой рубеж». А мы констатируем: помимо выявленной безусловной архитектурно-художественной и историко-мемориальной ценности дома Стройбюро в городе Королёве, построенного по проекту А.Я. Лангмана, здание интересно и в том аспекте, что может рассматриваться в качестве своеобразного «авторского этюда» к проектированию дома СТО в Москве — одного из поистине знаковых объектов во всей отечественной архитектуре.

Сергей МЕРЖАНОВ

Об авторе: Мержанов Сергей Борисович — архитектор, историк архитектуры, дизайнер. Работал в международном отделе Центрального НИИ экспериментального проектирования жилища, в Департаменте архитектуры Министерства строительства РФ и Управлении архитектуры и градостроительства Госстроя РФ, занимал должность заместителя начальника отдела Минземстроя РФ. Занимал различные руководящие должности в научно-информационном отделе НИИ теории архитектуры и градостроительства. Профессор Московского отделения Международной академии архитектуры (МААМ). Лауреат многих отечественных и международных премий, в том числе Международного фестиваля «Зодчество», Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН) и др.

С.Б. Мержанов внёс значительный вклад в историю культуры Калининграда-Королёва. Он — автор и соавтор ряда книг по истории г. Королёва, нескольких сотен статей о городе и его культурном наследии в отечественной и зарубежной печати. С.Б. Мержанов был членом советов по созданию практически всех городских музеев (историко-краеведческого, М. И. Цветаевой, С.Н. Дурылина); с 1987 по 1993 год был постоянным членом общественной редакции «Наше наследие» в газете «Калининградская правда». Автор и ведущий ряда циклов на «Калининградском радио», посвящённых историко-культурному наследию города.

С 1990 по 2005 год С.Б. Мержанов был членом градостроительного совета при УАиГ г. Калининграда-Королёва. В 1993 году он стал соавтором капитального труда «Перечень объектов, требующих обязательного индивидуального рассмотрения при реконструкции микрорайонов и районов г. Калининграда Московской области». В 1985–1991 годах и с 2013 года — член совета Королёв¬ского отделения ВООПИиК.

С.Б. Мержанов выявил и впервые обнародовал имена многих архитекторов, внёсших вклад в формирование облика г. Калининграда — Королёва, среди которых: А.В. Самойлов, А.Я. Лангман, Л.З. Чериковер, П.И. Клишев, Б.Г. Бархин, Н.И. Рипинский, В.В. Яновский, Н.Г. Рябцев, А.Д. Киселёв, Л.П. Гулецкая, В.А. Канчели и др.

В качестве дизайнера С.Б. Мержанов является автором и соавтором многочисленных экспозиций, связанных с космической тематикой, в частности, Мемориальной комнаты Ю.А. Мозжорина (ЦНИИмаш, г. Королёв, 2010 год), новой экспозиции Мемориального дома-музея С.П. Королёва в Москве (2011 год), выставки «108 минут, которые потрясли мир. К 50-летию первого полёта человека в космос» (2011 год).

Источник: Калиниградская правда, №119 (18135 ) вторник, 22 октября 2013
Показать Скрыть карту

Категория: Дополнительные статьи | Добавил: Vitayana
Добавлено: 22.10.2013 | Обновлено: | Просмотров: 1276 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Уточните данные об организации или оставьте отзыв
avatar




  Городской опрос
  Чат
  Комментарии - Справочная
  Статистика
  ЮБиК рекомендует