Четверг, 15.11.2018, 05:37
 Категории
ВИДЕО события [226]
события в Юбилейном и Королёве
ВИДЕО спорт/отдых [55]
спорт в Юбилейном и Королёве
ВИДЕО другое [85]
природа, объекты Юбилейного и Королёва
ВИДЕО избранное [22]
видео о Юбилейном и Королёве хорошего качества и профессиональной обработки
ВИДЕО фотонарезка [21]
красивое слайдшоу о городе
ФОТО репортаж [511]
факты и события
Рассказы о городе [273]
заметки о фактах, событиях, людях города
Замечательные Люди [25]
таланты Юбилейного и Королёва
 Реклама

Реклама на сайте
 Заметки
 Сохранить в соцсети



Заметки жителей Юбилейного и Королёва
Главная » Заметки » Рассказы о городе » 2013 » Июнь » 12

Статьи о судьбе Перловых и их имении Подлипках

10:45

Статьи о судьбе Перловых и их имении Подлипках

Источник: gazetakoroleva.ru

Из цикла статей о судьбе имения в Подлипках, часть 1

Историю рода Перловых узнают из книжечки, которая вышла в 1898 году. Она называлась «К столетию чайной фирмы «Василий Перлов с сыновьями», выпущена в собственной типографии и описывает не только празднование столетнего юбилея фирмы в 1887 году, но и торжества, связанные с коронацией Николая II в 1896 году. Эта книжечка хранится в Российской государственной библиотеке (бывшей Ленинке).

Родоначальником рода Перловых был купец Рогожской слободы Иван Михайлов (1700–1759). Его сын Алексей (1750–1813) в 1787 году открывает в Москве лавки по розничной торговле чаем мелкими партиями. Этот год стал началом существования чайной фирмы рода Перловых. В 1807 году Алексей Иванович принял фамилию Перловых.

От брака Алексея Ивановича и Прасковьи Николаевны Червлёной было три сына: Василий (1784–1869), Михаил (1794–1860) и Иван (1796–1861). Они продолжили дело отца. С 1816 года торговали в старом Гостином дворе, с 1823-го ещё и на Ильинке в Ножевой линии. В 1835 году произошёл раздел имущества — вышел из дела Михаил, которому отошёл родовой дом на Б. Алексеевской.

В 1836 году у Перловых произошло важное событие — они получили звание почётных граждан, которое давалось за безупречную десятилетнюю работу в купечестве 1-й гильдии и активную благотворительность.

В том же году Василий и Иван купили дом Кошелевой на 1-й Мещанской. После нового раздела имущества магазином на Ильинке владел Иван.

Основатель чайной империи

Первой женой Василия Алексеевича в 1811 году стала Вера Кузьминична Половинкина. Прожила она недолго — всего 20 лет, оставив сиротой дочку Александру, которую позже сосватали в семью Мазуриных. Среди документов по истории рода Мазуриных ХIХ веке хранится оговорная запись К.П. Половинкина о выдаче замуж внучки А.В. Перловой за Фёдора Алексеевича Мазурина.

Второй женой Василия Алексеевича стала Елена Семёновна Алексеева, дочь коммерции советника Семёна Владимировича Алексеева, родоначальника Алексеевых-Рогожских. Она прожила 29 лет, оставив сыновей Семёна и Флорентия.

В третий раз Василий Алексеевич женился на Елизавете Петровне Тугариновой (она прожила всего 25 лет). От этого брака были дочь Пелагея 1832 г., сын Пётр 1833 г. и сын Сергей 1836 г. рождения.

Василий Алексеевич вёл активную общественную деятельность. Он служил гласным Московской думы, заседателем Уголовной палаты и Приказа общественного призрения, экспертом Московской таможни, директором конторы Коммерческого банка, членом Коммерческого совета, членом-благотворителем Московского коммерческого училища. В 1856 году пожертвовал средства на сооружение памятников и храма в честь героев Севастопольской обороны в Крымскую войну.

Продолжая успешно торговать чаем и сахаром, Василий Алексеевич в 1860 году основал Торговый дом «Василий Перлов с сыновьями», подключив к работе Семёна (39 лет) и Сергея (24 года). Василий Перлов проявил немалый талант, заботясь о качестве товара и снижении его цены. В лавках продавали чай по сортам, что улучшило его качество, и только по установленным для каждого сорта ценам. Под нажимом Перловых, когда страну наводнили некачественные подделки, был принят закон, обязывающий чаеторговцев продавать чай только в пачках, с указанием фирмы и даты упаковки.

За более чем столетнюю торговлю они стали «чайными королями» России. В конце ХIХ века дом «Василий Перлов с сыновьями» имел 88 магазинов в России и Европе, из них только в Москве 14.

После смерти в 1869 году Василия Алексеевича фирма отошла его старшему сыну Семёну вместе с домом на 1-й Мещанской. В 1874 году Семён Васильевич учредил товарищество под фирмой «Василий Перлов с сыновьями». Вместо выбывшего ранее брата Сергея товарищем фирмы становится, после взноса в общее дело двух тысяч рублей, сын Василий (33 года). С 1879 года — Василий и Николай Семёновичи Перловы. С января 1895 года создаётся «Товарищество чайной торговли Василий Перлов с сыновьями» на паях. Директорами стали Николай и Иван.

Младший сын Василия Алексеевича Сергей основал свою чайную фирму «Сергей Перлов и Ко». Под «Ко» подразумевался старший зять С.В. Перлова — Иннокентий Иванович Казаков. Именно Сергею Васильевичу Перлову принадлежал знаменитый магазин «Чай. Кофе» на Мясницкой улице, дом 19.

Старшая ветвь рода. Семёнычи

Семён Васильевич (1821–1879) в 1840 году вступил в брак с дочерью купца 1-й гильдии Елизаветой Ивановной Карзинкиной. От этого брака родились сыновья: Василий (1841–1892), Иван (1843–1900), Николай (1849–1911) и дочь Лидия (1855–1943), которая вышла замуж за Павла Гучкова.

Семён Васильевич служил членом Коммерческого суда, выборным от московского купечества и Биржевого общества, был членом Учётного ссудного комитета Московской конторы Государственного банка, гласным Городской думы.

Он же был в течение девяти трёхлетий церковным старостой при церкви св. Андриана и Натальи, что на 1-й Мещанской.

Семён Васильевич был одним из постоянных сотрудников и устроителей Болшевского приюта для нищих девочек, где была учреждена стипендия его имени.

* * *

Василий Семёнович Перлов женат не был и скончался 50 лет от роду. Он состоял выборным Купеческого общества, экспертом Московской таможни, попечителем Ивлевского училища, заведовал Военно-конским участком, состоял попечителем в Убежище раненых воинов. Во время коронования Александра III В.С. Перлов заведовал Народной кухней, устроенной за его счёт. Он был награждён тремя золотыми медалями для ношения на шее. В.С. Перлов был также одним из основателей Московского общества улучшения скотоводства в России.

Но именно он, как старший из сыновей, 20 января 1871 года заключил договор с Удельным округом на аренду 73 десятин оборочной статьи № 206— 230 2-го Измайловского имения Московской губернии и уезда. На этой земле он и построил дачный посёлок, который стал называться Перловкой. В 1878–1879 годах он прикупил ещё рядом немного земли.

Появились железнодорожная платформа Перловка, летний театр, в 1897 году на средства братьев Ивана и Николая освещён храм во имя Донской Божьей Матери по проекту архитектора П.П.Зыкова.

В общей сложности Перловым было построено 83 дачи (на момент продажи в 1909 году Удельному ведомству), контора и училище с лавкой, пять оранжерей и грунтовый сарай. Дачи были самые разные: одно- и двухэтажные, с мезонином или светёлкой, с пристройками и без.

Василий Семёнович в 1864 году купил у Сергея Фёдоровича, сына Фёдора Фёдоровича Пантелеева, землю пустоши Вилы и Подлипки (180 десятин).

После его смерти братья Иван и Николай владели его имуществом в равных долях.

* * *

Иван Семёнович Перлов 4 марта 1868 года приобретает у вдовы статского советника Варвары Семёновны Лебедевой недвижимое имение, состоящее в земле, различных угодьях и пустоши Пановой, в количестве 25 десятин 1960 саженей близ села Б. Мытищи.

Он владел с 1870 года имением в Звенигородском уезде, волости Перхушковской, при селе Акулове, под названием Богородская ферма. Это была образцовая ферма, где содержались жеребцы рысистой, арденской и английской каретной породы; рогатый скот симментальской и вильстермаршской породы; овцы лейчестерской породы; свиньи йоркширской породы и значительное птицеводство (21 куриная порода).

И.С. Перлов имел золотую медаль Всероссийской художественно-промышленной выставки по отделу сельского хозяйства.

* * *

Николай Семёнович Перлов, вступивший в брак в 1880 году с Мариею Козьминичною Гусачёвой, имел детей: Николая, родившегося в 1881 году, Александра — в 1883-м и Марию — в 1892-м.

Н.С. Перлов служил гильдейским старостой, заведовал военно-конским участком, был попечителем народной столовой Общества поощрения трудолюбия в Москве, членом-благотворителем Московского попечительного о бедных комитета Императорского Человеколюбивого общества, попечителем Петровско-Мещанского училища и учреждённого Перловыми дома начального училища Московского земства.

У него особенно грудь была усеяна орденами: Святого Станислава 3-й и 4-й степени, Святой Анны 3-й степени, знак «Красного Креста», 4 медали, болгарский орден Князя Александра 4-й степени, китайский орден «Двойного Дракона» 2-й степени.

В 1887 году представителям рода Перловых, потомственным почётным гражданам Сергею, Алексею, Василию, Ивану и Николаю, в тот год, когда исполнилось столетие существования фирмы «Василий Перлов с сыновьями», было даровано «потомственное дворянское Российской Империи достоинство и дворянский герб: «В лазуревом щите расположенных в круг жемчужин или перлов натурального цвета. Щит увенчан дворянским коронованным шлемом. Нашлемник: чайный куст с шестью цветками натурального цвета, между двумя лазуревыми орлиными крыльями, в коих каждое обременено одною жемчужиною натурального цвета. Намет лазуревый с серебром.

Девиз: «Честь в труде» серебряными буквами на лазуревой ленте».

Галина Маношкина, Калининградская правда №19 вторник, 19 февраля 2013 года

Из цикла статей о судьбе имения в Подлипках, часть 2





У Василия Алексеевича Перлова, основателя чайной фирмы «Василий Перлов с сыновьями», было два сына от второго брака с Еленой Семёновной Алексеевой — Семён и Флорентий. От третьего брака с Елизаветой Петровной Тугариновой были дочь Пелагея, сыновья Пётр и Сергей. О Семёне можно прочитать в «Калининградской правде» от 19 февраля. Сегодня речь пойдёт о Флорентии и Сергее.

Старшая ветвь рода. Флорентьевичи



Флорентий Васильевич Перлов (1825–1873) был женат на лютеранке Елизавете Карловне Пфёль. Семья Флорентия была особенно многочисленна: сыновья — Александр, Василий, Борис; дочери — Лидия, Мария, Ольга, Нина, Елена.

Нина Флорентьевна Перлова вышла замуж за Василия Алексеевича Хлудова, одного из четырёх сыновей Алексея Ивановича Хлудова. Он долго жил за границей, во Франции. Получил философское образование, был весьма начитан и одарён.

Летом жили в имении Черкизово, недалеко от станции Пески Курской ж. д., а рядом в имении Северское жила двоюродная сестра Василия Алексеевича Александра Герасимовна Найдёнова (урождённая Хлудова). Её мужем был Александр Александрович Найдёнов.

Василий Алексеевич — единственный представитель семьи Хлудовых, имевших мужское потомство. В семье было четыре сына: Флоря, Ваня, Саша, Серёжа — и дочь Верочка. Именно Верочкины дневники сохранились и были напечатаны в журнале «Наука и жизнь» (№7, 2008 г.). В 1903 году ей было всего 14 лет.

Братья Нины работали в фирме «Алексей Хлудов».

Ольга Флорентьевна Перлова была замужем за Николаем Александровичем Варенцовым. В начале ХХ века он был широко известен в деловых кругах Москвы и России как владелец нажитого собственным трудом 11-миллионного состояния, директор двух солидных фирм, торгующих хлопком, шерстью и каракулем по всей стране; как председатель правления крупной текстильной мануфактуры и общественный деятель. Обширные воспоминания Николая Александровича Варенцова о прожитой жизни, своих родственниках и его жены собраны в книге «Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое» (Москва. 1999 г.).

Елена (Леля) Флорентьевна Перлова вышла замуж за Константина Киртбая и уехала в Сочи. От этого брака родился сын Юрий (1902–1996), который, переехав в Москву, мечтал вернуть роду Перловых магазин «Чай-кофе» на улице Мясницкой, 19. Это удалось его дочери Жанне Юрьевне Киртбая. После реставрации магазин вновь открыл свои двери.

Лидия Флорентьевна Перлова (1851–1925) вышла замуж за Николая Крафта (1847–1913). У них было три сына: Александр, Николай, Константин.

Александр Николаевич Крафт (1874–1935), в свою очередь, женился на Эмме Васильевне Беренс. Свадьба состоялась 7(20) января 1901 года. Именно Александр Николаевич купил имение Костино, расположенное недалеко от владений двоюродного брата его матери, Лидии Флорентьевны, Николая Семёновича Перлова — имения в Подлипках. Земля имений в Подлипках, Костине и Каковке, которую он позже прикупил, — сейчас территория города Королёва.

Константин Николаевич был женат на Елене Сергеевне Шереметьевской (бывшей жене Сабашникова). Она пожелала скрасить годы жизни тяжелобольного мужа, но сама вскоре умерла от неудачного аборта. «Муж же её, которого она предполагала схоронить много лет тому назад, жил ещё долго, кажется, женился вновь и умер в 1918 году от трудного переезда в революционное время за границу».

Младшая ветвь рода. Сергей





Сергей Васильевич Перлов (1836–1910) после раздела имущества в 1869 году поселился в Мясницкой части в доме, приобретённом его отцом в 1850-х годах (Мясницкая, 19). Позже этот дом был записан на его жену, А.Я. Перлову (урождённую Прохорову). Выйдя из фирмы «Василий Перлов и с-я», основал собственное Товарищество чайной торговли «Сергей Васильевич Перлов и Ко». В товариществе основные паи принадлежали учредителю, его жене, их дочерям Варваре, Любови и Елизавете. Зятья — Иннокентий Иванович Казаков, Владимир Александрович и Николай Петрович Бахрушины — являлись директорами правления товарищества. Эта фирма вела, в основном, внутреннюю торговлю чаем, имела магазины в различных городах Российской империи, в том числе 10 магазинов в Москве: на Малой Полянке, 1; Варварке, 3; Мясницкой, 19 (знаменитый ныне магазин «Чай-кофе»); Большой Ордынке, 7; Арбате, 64; Сретенке, 12; Большой Тверской-Ямской, 2; Каланчёвской, 17; на Калужской площади.

На Каланчёвской улице в доме №17 с 1903 года располагалась чайно-развесочная фабрика. Сюда в 1907 году Сергей Васильевич Перлов провёл, как тогда говорили, электрическую передачу силы. «Работы по устройству передачи силы исполнены фирмою «Русское общ-во Шуккер и К», а «по устройству эл. автоматических весов для развески чая в чайной развесочной были исполнены А.Д. Барклей, представителем фирмы «Джорж Драйвер и сын в Лондоне». (Центральный исторический архив Москвы, Фонд 46, опись 3, дело 563).

Сергей Васильевич Перлов был членом Московского художественно-фотографического общества. Коллекционировал китайскую живопись и фарфор. Имел домашний театр, в спектаклях играли члены его семьи и знакомые. В доме на Мясницкой проходили музыкальные вечера.

Но более всего Сергей Васильевич преуспел на ниве благотворительности. Он всю жизнь помогал Оптиной пустыни и Шамординскому монастырю (где монахиней была сестра Л.Н.Толстого), в котором ему самому было суждено обрести последний приют в декабре 1910 года.

В первый приезд Сергей Васильевич изъявил желание осмотреть вновь создаваемую Шамординскую женскую обитель. Более чем скромная, состоящая из небольшой церковки и четырёх-пяти домиков, она произвела на него благоприятное впечатление, и он сделался постоянным жертвователем на её нужды.

Вскоре умер старец Амвросий. Обитель осиротела, а было там уже более 300 человек, «почти все беднота, больные и убогие и лишённая зрения настоятельница». С.В. Перлов с этого времени стал чаще бывать в обители и превратился в истинного благодетеля общины. На свои средства он устроил мастерские: живописную, чеканную, золочения по металлу и дереву, золотошвейную, переплётную, ковёрную, фотографию и типографию. Он нанимал учителей, присылал всевозможные образцы, руководства и инструменты.

Строительство заложенного ещё старцем Амвросием величественного 13-главого Казанского собора по проекту архитектора В.В. Шервуда было окончено стараниями С.В. Перлова в 1902 году. Все иконы, позолота иконостасов, богатые покровы на престолах были выполнены руками сестёр обители. «Не удовлетворяясь монастырским хором, Сергей Васильевич нанял регента и как любитель музыки живо интересовался пением, слушал спевки, выбирал пьесы, и когда о шамординском хоре заговорили, Сергей Васильевич… благодарил сестёр за то, что они вознаградили его за труды».

Грандиозный собор Шамординской обители, великолепная его трапезная были снабжены всеми необходимыми принадлежностями, а также полным столовым и чайным инвентарём. Кроме того, был построен корпус для неизлечимых больных с церковью, больница на 60 кроватей и каменный футляр над кельями, где скончался старец Амвросий. В последний год своей жизни Сергей Васильевич заложил в Шамордино колокольню и усыпальницы для первой настоятельницы обители Ефросинии и для себя.





В память о С.В. Перлове монахини обители издали небольшую книжечку под названием «Венок на могилу дорогого и незабвенного благодетеля Сергея Васильевича Перлова от любимых и благодарных сестёр Казанской Амвросиевской пустыни». (Собственная типография. Шамордино. 1911 г.)

Обычно праздники в дни своих именин он проводил в кругу семьи, съезжались все дочери, зятья и многочисленные внучата. «Звонкий смех, оживлённая беседа, беззаботное веселье раздавались целый день в доме на Мясницкой. С.В.Перлов оживлялся, суетился, устраивал картины кинематографа, заводились комические сценки граммофона». Также весело семья Сергея Васильевича проводила летние месяцы в его загородных имениях: в Пущине на Оке, в усадьбе Ивановское под Подольском и в Булатове под Калугой.

После смерти мужа Анна Яковлевна Перлова жила вместе с семьёй старшей дочери — Варвары Казаковой в своём доме на Мясницкой, 19, где занимала второй этаж. По воспоминаниям её правнучки В.Н. Орловой-Пупышевой: «Жили они как монашки, ходили к ней какие-то тихие женщины, все в чёрном. Ела всё постное. Любила гречневую кашу, и в революцию её только удивляло, почему переведены часы на час и трудно достать гречневую крупу. Умерла она в феврале 1918 года».

Галина Маношкина, Калининградская правда №24 вторник, 5 марта 2013 года

Из цикла статей о судьбе имения Перловых в Подлипках, часть 3







6 мая 1896 года в Москву прибыл Николай II и по традиции остановился в Петровском путевом дворце в Петровском парке, напротив Ходынки. 9 мая император торжественно въехал в Белокаменную через Триумфальные ворота у Тверской заставы, потом вновь переместился за город — в Нескучное, в царский Александровский дворец (теперь — здание РАН в Нескучном саду). Сама процедура восшествия на престол проходила 14 мая в Успенском соборе Кремля. Потом шли многочисленные приёмы депутаций, поздравления, званые обеды-ужины, балы-концерты и т. п.

Москва задолго до коронации начала подготовку к великому празднику.

Особенно тщательно шли приготовления в двух московских домах для приёма китайской делегации, так как с Китаем у них были теснейшие отношения: фирмы «Василий Перлов с сыновьями» и «Сергей Васильевич Перлов и Ко» занимались закупкой чая из Китая.

Дом 5 на 1-й Мещанской улице





Дом на 1-й Мещанской улице, известный с ХVIII века, принадлежал ранее Евреиновым (среди дворян Евреиновых один был из «птенцов гнезда Петрова» — Яков Матвеевич). Их владение было обширно и занимало территорию нынешних домов с 1-го по 11-й. В начале ХIХ века владение №5 принадлежало родителям славянофила А.И. Кошелева.

С 1836 года усадьба перешла к Василию и Ивану Перловым. Владения Перловых — это участок земли под №223 старое/ 243 новое, который находился между 1-й Мещанской и 2-й Мещан¬ской улицей. Усадьба по красной линии улицы включала два здания. Одно здание — трёхэтажный особняк Перловых — украшено богатой лепниной. Второе здание — доходный дом Перловых в пять этажей с рустованным фасадом, балконами и аркой во двор — достроено по проекту архитектора Р.И. Клейна в 1900 году. Помимо дома, где проживали Перловы, располагались контора, магазин и склад чая фирмы «Василий Перлов с сыновьями».

Именно здесь во время коронации Николая II в мае 1896 года сыновья Семёна Васильевича Перлова принимали китайского принца Ли Хунчжана. Дом по этому случаю был украшен в китай¬ском стиле: повсюду были вы¬ставлены китайские растения, а по стенам развешаны шёлковые панно с китайскими надписями и красные бумажные фонарики. Гостя встречали по русскому обычаю хлебом-солью и поднесли в дар серебряное блюдо с гравировкой дома Василия Перлова и фигурную солонку.

Вот какое воспоминание сохранил Джунковский об этих днях: «Заметно было, что москвичи очень много потрудились над иллюминацией, много потратили уменья и не пожалели расходов. Зато народу было так много, что езду по некоторым улицам пришлось прекратить. Перед некоторыми особенно эффектно иллюминированными домами по целым часам толпился народ, которого особенно много было в тот вечер на 1-й Мещанской у дома Перлова, где остановился знаменитый Ли Хунчжан. Здесь и днём всегда было много народу, с любопытством глазевшего на действительно очень оригинальное, в китайском вкусе, убранство квартиры посла, жёлтые знамёна с драконами и китайскими надписями, огромный щит с гербом и штандарт с полным титулом Ли Хунчжана невольно привлекали внимание».

Дом 19 на улице Мясницкой



В конце ХVIII — начале ХIХ века участок дома №19 по Мясницкой составлял единое владение с участком дома №17. Эта обширная усадьба принадлежала масону Гавриилу Захаровичу Измайлову, позже она перешла во владение Ермаковым, а во второй половине ХIХ века участок разделился. С этого времени территория дома 19 уже принадлежала почётному гражданину Василию Алексеевичу Перлову, отцу Сергея Васильевича. После женитьбы в 1861 году на Анне Яковлевне Прохоровой, дом был переписан на имя жены.

В 1895 году архитектор К.К. Гиппиус оформил фасад и интерьер дома на Мясницкой в китайском стиле. Так в центре Москвы появился знаменитый «чайный дом», стилизованный под китайскую пагоду. Внутри дом был отделан лаковыми панно с восточными сюжетами, изящными китайскими фонариками, украшен изысканным япон¬ским и китайским фарфором.

Хотя Ли Хунчжан и не воспользовался приглашением младшего Перлова, но этот «чайный домик» Сергея Перлова украшает Москву и в наши дни, привлекая покупателей ярким, необычным обликом.

Галина Маношкина, Калининградская правда №57 четверг, 30 мая 2013

Из цикла статей о судьбе имения Перловых в Подлипках, часть 4

2013-й — год очередного юбилея главного градообразующего предприятия города. 95 лет назад — во второй половине 1918 года на место строящегося завода военных самоходов эвакуируется из Питера Орудийный завод. Но первое промышленное предприятие здесь, в пустошах Вилы и Подлипки, появилось гораздо раньше.



В 1766–1770-х годах в России по указу Екатерины II проводилось Генеральное межевание. В Богородском уезде под №75 значатся: «Вилы и Подлипки, пустоши Московского уезда, Бохова стана, владение полотняной фабрики содержателя Прокофья Дмитриевича Пастухова, межевал 13 окт. 1766 г. Попов. Лес 168 десятин 1496 сажен, сенной покос 11 десятин 460 сажен, дороги 1 д. 940 с., всего 181 д. 496 с.».

Сельцо Лапино, Спасское тож и п.п. Вилы и Подлипки от Пастухова перешли в 1803 году во владение Фёдору Пантелееву, сыну Пантелеева (1757–1823 годы), затем — его сыну Фёдору.

31 июля 1864 года утверждена была у старшего нотариуса купчая крепость на покупку земли Василием Семёновичем Перловым у Пантелеева Сергея Фёдоровича, сына Пантелеева Фёдора Фёдоровича. Пантелеев продал «землю, состоящую в Московской Губернии и Уезде в пустошах, называемых Вилы и Подлипки, находящеюся между землями села Болшево, села Большие Мытищи и деревни Куракиной взял я, продавец, с него, покупщика, за оную землю денег серебром три тысячи рублей».

Именно на этой земле в 1866 году появилось первое промышленное предприятие в Подлипках — гончарный и кирпичный завод. Обычно такие заводы помещались в сараях и работали только летом.

В прошении на имя генерал-губернатора Долгорукова Василий Семёнович сообщал, что «для проведения работ устроит изба и 2 сарая, а для обжигания изразцов и кирпича две кирпичные печи, вмещающие в себя одна до 200 изразцов, другая — до 25 тысяч кирпичей, рабочих предполагаю иметь до 10 чел., дров швырковых потребно до 300 саж. в год» (ф. 16, оп. 25, д. 37, л. 83).

В январе 1875 года вновь на имя московского генерал-губернатора поступило прошение о дозволении содержать на собственной земле, именуемой Пустошью Виллы и Подлипки, гончарно-кирпичный завод. «Завод Перлова помещается в четырёх деревянных сараях, длиною во всех 140 саж. Для обжигания кирпича устроены две печи простой системы и одна печь для обжигания изразца; рабочих предположено иметь до 20 человек, для коих назначается особое помещение. Для производства работ потребно в течение года до ста кубических сажень пней и до 200 саженей еловых пятичетвертных дров.

По удостоверению исправника, порчи воды и воздуха от работ на заводе не предвидится, от жилых строений он отдалён и опасностью от огня не угрожает, а потому к содержанию Перловым означенного завода препятствий со стороны полиции не встречается» (ЦИАМ — ф. 16, оп. 25, д. 857, л. 9, 9 об.).

К каждому прошению прилагалась купчая крепость на ту землю, где будет работать кирпичный завод.



В феврале 1875 года поступило другое прошение Перлова о дозволении содержать при дер. Шараповой, на арендованной у Уделов земле, ещё один кирпичный завод, который «помещается в 5-ти деревянных сараях, длиною каждый 30 саж. и шириною 3 саж. На заводе устроены две печи и над ними деревянная пелесть, мерою в квадрате 15 саж.; рабочих предположено иметь до 30 человек, для коих предназначено особое помещение. Дров для завода потребно в течение года до 300 саж.» (ЦИАМ — ф. 16, оп. 25, д. 857, л. 27, 27 об.).

При деревне Шараповой работали два других, более крупных, завода — крестьянина Дмитрия Терентьевича Романова и наследников Фёдора Челнокова — с производительностью до 500 тыс. кирпичей в год (ф. 184, оп. 9, д. 44, л. 309, 312).

После смерти братьев, Василия и Ивана, Николай Семёнович Перлов и его сыновья становятся владельцами пустошей Виллы и Подлипки. В завещании Ивана Перлова, умершего в январе 1900 года, ни один из кирпичных заводов не упомянут. Вероятно, к этому времени они уже не существовали.

* * *

А в 1901 году Николай Семёнович Перлов основал в Подлипках частный конный завод, где выращивал орлов-скую рысистую и першеронскую породы лошадей. Почтовый адрес писали так: Мытищи, ферма Перлова.

«На конном заводе Н.С.Перлова с 1904 года будут допущены на случку с кобылами частных владельцев следующие жеребцы: Кречет, гнедой жеребец, 1898 г. в зав. К.Н. Голицыной, от Беркута и Битвы — цена 200 руб. с матки; Мазепа, вороной жеребец, р. 1886 г. в зав. И.К.Дарагана, от Машистого и Битвы — цена 100 руб. с матки. Мазепа продаётся, цена 1500 руб. Плата за содержание и уход 25 руб. с матки; кроме того 10 руб. с матки на конюшню.

Желающие записать своих маток благоволят обращаться в Москву, 1-я Мещанская, д. Перлова, к кучеру Илье. Завод находится в 20 верстах от Москвы по Ярославскому шоссе, или от станции Мытищи Ярославской железной дороги в 1,5 версты». («Коннозаводство и спорт», 21 января 1904 года).

* * *

1905 год навсегда изменил судьбу рода Перловых. Рабочее стачечное движение, революционные события, Всероссийская политическая стачка сократили торгово-промышленный оборот. К началу декабря 1905 года деловая жизнь Москвы практически замерла.



Декабрьское вооружённое восстание повергло местную буржуазию в состояние шока, из которого она не видела выхода без широкой единовременной помощи со стороны правительства. В прессу попала информация о кризисе в делах крупной сахароторговой фирмы Расторгуевых, с которыми были тесно связаны и Перловы.

Торговая фирма Перловых обратилась с ходатайством о кредите на 700 тысяч рублей, но это ходатайство было отклонено, поскольку представители банков не видели перспектив быстрого оздоровления фирмы, связанной с теми же Расторгуевыми. Отказ в кредите обрёк солидную, с более чем столетней историей, фирму на прозябание. Отказав в кредите, банки с лёгкостью пошли на введение администрации. И лишь в 1916 году Н.Н. Перлов, сын скончавшегося к тому времени руководителя фирмы Н.С. Перлова, с помощью Русского Торгово-промышленного банка добился снятия администрации.

Чтобы рассчитаться с долгами и как-то выживать, Перловы продали почти всё: в 1909 году — дачный посёлок Перловка — весь без остатка — с дачами, построенными на арендованной земле, мебелью в них; земли, купленные близ платформы Перловка, в Тайнинской Образцовой Усадьбе, при деревне Шараповой (ЦИАМ — ф. 364, оп. 2, д. 1693).

Собственный дом на 1-й Мещанской перешёл страховой компании «Якорь». В январе 1912 года журнал «Старые годы» извещал о грандиозном аукционе богатых коллекций покойного чаеторговца Н.С.Перлова: фарфоровых и мельхиоровых вещей, самоваров и кофейников.

Дача №23 близ станции Пушкино, принадлежавшая Н.Н. Перлову, сначала была переписана на его жену Евгению Матвеевну, затем заложена, а позже, в 1917 году, эту дачу уже страховала Мария Яковлевна Невережская (ЦИАМ — ф. 299, оп. 1, д. 403).

* * *

Подошла очередь и нашим Подлипкам!



12 ноября 1912 года (зарегистрирована сделка у старшего нотариуса) Вейнрауб покупает по закладной у Николая и Александра Николаевичей Перловых 5/7 части, Марии Николаевны фон Сиверс (урождённой Перловой) — 1/28 часть, Марии Николаевны Ященко — 1/4 части. Всего продали Вейнраубу 180 дес. 570 кв. саж.

Так закончился период владения семьи чаеторговцев Перловых пустошью Виллы и Подлипки.

Справка. Пустошь Вилы в более ранних документах, до XIX века, писалась с одним «л». В некоторых документах XIX века писали то с одной, то с двумя «л».

Закладная крепость совершена на сумму 110 тысяч рублей, так как в неё вошёл долг тех же наследников госпоже Ященко на 40 тыс. руб. По за-кладной долг банку должен был быть погашен в течение 18 месяцев, но сделать это А.Я. Вейнрауб не смог и неоднократно обращался к банку с просьбой о различных льготах и рассрочке платежа (ЦИАМ — ф. 262, оп. 46, д. 174, л. 2).

Кандидат права А.Я. Вейнрауб был поверенным В.Г. Сапожникова в продаже земель его дачного посёлка (есть купчие от 12 сентября и 18 декабря 1912 года). Теперь Вейнрауб мог продавать участки и в посёлке Ново-Перловка.

Наконец весной 1916 года наметился серьёзный покупатель, который смог бы закрыть долг Вейнрауба Русско-Азиатскому Банку, о чём Вейнрауб сообщил правлению банка. 1 августа 1916 года Вейнрауб продал 50 десятин за 250 тыс. руб. под строительство завода, а 110 десятин — к этому времени часть участков была уже продана — по закладной крепости с отсрочкой платежа на 2 года за 350 тыс. руб. под создание рабочего посёлка.

Теперь владельцем становится Британское инженерное общество Сибири «The Bretish Engineeriny Company of Russia and Siberia, LTD», которое приступает к строительству казённого завода военных самоходов. Им тоже не удалось довести дело до конца. Февральская и Октябрьская революции 1917 года нарушили сроки завершения строительства как из-за сокращения рабочего дня, так и из-за отсутствия топлива и денежных средств. Всё шло кувырком. Поспешили хотя бы пустить ремонтный отдел для грузовиков, приходящих с фронта. Но в июле 1918 года нависло над ними решение о закрытии завода и передаче всех площадей Орудийному заводу, эвакуированному из Питера.

«Комиссия… осмотрела ряд заводов, причём наиболее подходящим в техническом и экономическом отношении являлся завод «Бекос», ныне казённого завода самоходов.

Заводских зданий — 6 почти законченных, 3 — на 50%; имеются старые существующие, не заводского типа, постройки — 14. Вспомогательные постройки — сараи и навесы — 35» (Российский государственный архив экономики — ф. 2097, оп. 6, д. 202).

Наступал новый этап в истории нашего города. При Орудийном заводе формировался рабочий посёлок, который в 1938 году получил статус города.

Галина Маношкина, Калиниградская правда №62 (18078 ) вторник, 11 июня 2013

Источник: gazetakoroleva.ru

Категория: Рассказы о городе | Просмотров: 3890 | Добавил: Vitayana | Рейтинг: 5.0/3

Всего комментариев: 0
avatar




  Городской опрос
  Чат
  Комментарии - Заметки
  Статистика
  ЮБиК рекомендует