Четверг, 13.08.2020, 17:56
 Блоги
Наблюдатель [69]
Городские наблюдения
Заметки горожанина [19]
Обо всем понемногу
Антиспам [85]
достала навязчивая реклама? - давайте вместе :)
Записки горожанина [2]
За жЫзнь
Заметки простого жителя [10]
О том, что вижу
Дмитрий Александрович [44]
житель Королёва
Елена Романова [19]
мои заметки
Лахматик [7]
Житель Мира, а родина в Юбилейном
Viva voce [4]
Житель Королева о городе
 Реклама

Реклама на сайте
 Блог
 Сохранить в соцсети



Блог организаций и жителей города Королёв
Главная » Блог жителей » Авторская колонка » Дмитрий Александрович

Сумбур вместо закона

В продолжение темы http://yubik.net.ru/stuff/11-1-0-145

Когда-то, в далёком 1936 году, в газете «Правда» появилась статья под названием «Сумбур вместо музыки», в которой опера Д.Д.Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда» подверглась резкой критике за «антинародный», «формалистический» характер. Та статья была опубликована без подписи, что породило массу слухов и версий об её авторстве – назывались имена вплоть до самого Сталина. Спустя пару месяцев в «Правде» появилась новая статья «Балетная фальшь», в которой травля композитора продолжилась, только если «Леди Макбет Мценского уезда» обвинялась в сложности, то балет «Светлый ручей» – наоборот, в легковесности.

Вскоре после этих событий в журнале «Шахматы в СССР» была опубликована статья М.М.Ботвинника «Сумбур в шахматной композиции», а в августе 2011 года этой аллюзии суждено было выстрелить еще одним опусом, вышедшим из-под пера мирового судьи судебного участка № 302 Королёвского судебного района Московской области В.Е.Клыковой.

Именно ей были вынесены постановления, предметом судебного разбирательства по которым стала роль добропорядочных, искренних и наивных жительниц города Королёва – Галины Фоминичны Корниенко и Марии Юрьевны Ревежак, обвиняемых в организации государственного переворота в нарушении установленного порядка организации собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования.

Эта история началась 31 мая текущего года, когда сотни обеспокоенных королёвцев вышли на главный городской проспект обсудить проект генерального плана развития города, который, по их мнению, нёс экологическую угрозу и лишал население права на благоприятную среду. Особую тревогу у жителей вызвали положения генплана, посвящённые развитию транспортной инфраструктуры, а именно: строительство четырёхполосной скоростной трассы вдоль Акуловского водоканала и расширение улицы Сакко и Ванцетти.

Для обсуждения проекта генплана администрацией были запланированы встречи разработчиков с жителями города, однако время этих встреч было установлено таким образом, что большинство желающих принять в них участие сделать этого не могло.

Как писали «Известия» (http://izvestia.ru/news/491206), призывы населения выбрать для встреч разработчиков генплана и администрации с жителями города выходные дни услышаны не были. По словам Надежды Вержанской, начальника управления градостроительства, для чиновников – «это работа, которую проводят в соответствующее время». Таким образом граждан, большинство из которых отнюдь не по своей воле «в соответствующее время» работают и учатся в Москве, намеренно лишили права на получение необходимой информации, которая непосредственно затрагивала их права. С целью реализации своего конституционного права свободно получать, передавать и распространять информацию любым законным способом (ст.29), они были вынуждены принимать меры к её получению стихийно, для чего и вышли 31 мая 2011 г. в 21.00 час на площадь перед памятником С.П.Королёву.

Однако администрацией совместно с УВД города Королёва было принято решение жёстко пресекать «несанкционированные» публичные мероприятия. При получении сигнала, что 31 мая 2011 г. жители города решили провести собрание по вопросу строительства сквозной дороги по улице Сакко и Ванцетти, проезду Циолковского и вдоль Акуловского водоканала, руководство УВД для выявления организаторов публичной акции десантировало к памятнику группу сотрудников полиции, которые свою «почётную» миссию, как выяснится позже, с треском провалили.

Но не возвращаться же с пустыми руками..! Указание выявить организаторов получено – нужен результат. Понаблюдав со стороны некоторое время за дискуссией собравшихся и не обнаружив предводителей, стражи порядка решили сами назначить организаторов из числа наиболее уязвимых и юридически незащищенных участников собрания. Ими оказались Галина Фоминична Корниенко и Мария Юрьевна Ревежак.

Еще свежи в памяти слова заместителя начальника УВД города Королёва И.А.Деревянко, который сознался в своем интервью Королёв-ТВ в не совсем законных способах, возможностях и средствах, которые используют местные стражи порядка в своей повседневной работе: «Часть организаторов были видны здесь, ну а по остальной части будем производить определенные мероприятия для их установления. Я не хочу оглашать это вслух, дабы это не было известно, есть возможности, есть способы, средства... в первую очередь – законные…, для установления организаторов всего этого мероприятия».

Ну, вот теперь эти возможности, способы и средства всем стали хорошо известны. Это – фальсификация и небрежное оформление материалов, невыполнение всех процессуальных действий при составлении административного протокола, умышленное искажение информации и прямое нарушение Федерального закона от 19 июня 2004 г. №54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», притягивание за уши мнимых доказательств и обыкновенная юридическая казуистика.

Чего стоит только одно заявление лица, составившего административный протокол, в зале судебных заседаний. Оказалось, что он сразу не проинформировал М.Ю.Ревежак о нарушении административного законодательства и намерении составить административный протокол, так как опасался возникновения в связи с этим массовых беспорядков.

Надо отдать должное мировому судье В.Е.Клыковой, которая 25 августа 2011 г. вынесла постановление о прекращении административного производства в отношении Галины Фоминичны Корниенко в связи с очевидным отсутствием в её действиях состава административного правонарушения.

Дальнейшие же события получили весьма причудливый характер: 29 августа 2011 г. все той же мировым судьёй В.Е.Клыковой Мария Юрьевна Ревежак была признана виновной в нарушении установленного порядка организации собрания и привлечена к административной ответственности с выплатой штрафа в 1 тыс. рублей.

Вся абсурдность данного постановления заключалась в том, что в качестве доказательств по делу суд рассматривал информацию лиц, не являющихся участниками производства по делам об административных правонарушениях, круг которых перечислен в главе 25 КоАП: это показания трёх сотрудников полиции, включая участкового уполномоченного, составившего административный протокол, и видеоролик городского информационно-развлекательного телеканала «Королёв-ТВ» телерадиокомпании «Подлипки». При этом доказательства, полученные в соответствии с требованиями закона, остались вообще без внимания суда.

Если бы мне не было известно, что это реальное постановление мирового судьи, я бы сказал, что так не бывает, ибо оно не просто изобиловало, а буквально кишело нарушениями административного производства, фактами неправильного применения норм материального и процессуального права, юридическими коллизиями, связанными с вольным толкованием законодательства.

И людям с любительским уровнем юридической подготовки, и имеющим более серьёзные навыки и практический опыт, чтение этой околесицы могло принести массу положительных эмоций – настолько богат был набор линий защиты, которые возможно было выстраивать. Учитывая мою старую тягу к крючкотворству, я не мог отказать себе в удовольствии и не отреагировать на этот «шедевральный» образец правоведческой камасутры.

Мировому судье судебного участка № 302
Королёвского судебного района Московской области
141075, Московская область, г.Королёв, ул.Дзержинского, д.13/2

от Ревежак Марии Юрьевны

Административное дело № 5-273/11
Жалоба
на постановление по делу
об административном правонарушении


29 августа 2011 г. мировой судья судебного участка № 302 Королёвского судебного района Московской области, рассмотрев дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП) в отношении Ревежак Марии Юрьевны, вынесла постановление:

Ревежак Марию Юрьевну признать виновной в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.2 КоАП и подвергнуть административному наказанию в виде штрафа в сумме 1000 (одной тысячи) рублей.

Считаю постановление мирового судьи судебного участка № 302 Королёвского судебного района от 29 августа 2011 г. о привлечении Ревежак Марии Юрьевны к административной ответственности незаконным, необоснованным и подлежащим отмене по следующим основаниям.

Задачами производства по делам об административных правонарушениях  в соответствии со ст. 24.1 КоАП являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Однако мировым судьёй в нарушение ст. 24.1 КоАП причины и условия, способствовавшие совершению административного правонарушения, выявлены не были, административное производство проведено поверхностно, не в полном объеме, односторонне и не объективно, что подтверждается следующими обстоятельствами.

Суд необоснованно посчитал, что действия Ревежак М.Ю., описанные в протоколе от 1 июня 2011 г. АА № 5245924 и установленные в судебном заседании, охватываются составом административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ч.1 ст. 20.2 КоАП.

Как следует из материалов дела, участковым уполномоченным Центрального отдела милиции по городскому округу Королёв Московской области Паркиным А.С. в отношении Ревежак М.Ю. составлен протокол от 1 июня 2011 г. АА № 5245924, согласно которому 31 мая 2011 г. в 21.00 час. Ревежак М.Ю. участвовала в несанкционированном собрании жильцов домов. Данное собрание не было согласовано с администрацией г.Королёва. При этом отмечено, что Ревежак М.Ю. собирала подписи граждан и принимала активное участие в собрании, чем нарушила установленный порядок организации собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, то есть совершила административное правонарушение, предусмотренное ч.1 ст. 20.2 КоАП.

Непосредственно в судебном заседании установлено следующее.

Свидетель Паркин А.С. находился у памятника Королёву и осуществлял охрану общественного порядка. Перед собравшимися у памятника жителями выступила Ревежак М.Ю., зачитывала какие-то документы и собирала подписи.

Свидетели Никитин А.В. и Крючков Е.В. подтвердили, что Ревежак М.Ю. собирала подписи граждан против строительства дороги.

Свидетели Щербакова Н.А. и Мороз А.А. показали, что присутствовали на собрании 31 мая 2011 г., но Ревежак М.Ю. не видели, познакомились с ней позже.

По запросу суда телерадиокомпанией «Королёв ТВ» представлен видеорепортаж собрания жителей, состоявшегося 31 мая 2011 г. у памятника Королёву. В видеоматериале запечатлено выступление Ревежак М.Ю. (текст выступления не слышен), которая возвышается над остальными и держит в руках листы белой бумаги формата А4. В комментариях корреспондента к сюжету присутствуют слова «Мария оглашает петицию». На столах разложены подписные листы, люди расписываются в них. Комментарий корреспондента: «Подписи, фото и видеосвидетельства будут направлены в администрацию города Королёв».

Вместе с тем в материалах дела отсутствуют какие-либо допустимые доказательства, подтверждающие или опровергающие показания свидетелей и комментарии корреспондента телерадиокомпании «Королёв ТВ».

В том числе нет прямых доказательств того, что листы белой бумаги в руках Ревежак М.Ю. являются подписными. Также нет никаких доказательств и того, что подписные листы, в которых расписывались люди, были разложены на столах непосредственно Ревежак М.Ю.

Любое лицо, обращаясь в суд или будучи привлеченным в качестве обвиняемого либо ответчика, ожидает, как предполагается, беспристрастного и справедливого решения по делу, ведь независимость и беспристрастность судей как принцип организации разбирательства спора присущи любому судебному разбирательству и в этом смысле являются общим принципом юрисдикционной системы. При этом беспристрастность суда характеризует процесс принятия решений и отношение судьи к доводам сторон.

Вместе с тем не все доводы сторон и свидетельские показания, которые были даны в процессе производства по делу об административном правонарушении в отношении Ревежак М.Ю., получили должную оценку судьи.

Так, к показаниям свидетелей Щербаковой Н.А. и Мороза А.А. суд отнесся поверхностно, построив свои обвинения исключительно на показаниях сотрудников милиции, несмотря на то, что в соответствии со ст. 26.11 КоАП никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

Кроме того, свидетель Паркин А.С., составивший административный протокол от 1 июня 2011 г. АА № 5245924, а также свидетели Никитин А.В. и Крючков Е.В., являющиеся действующими сотрудниками органов внутренних дел и имеющие специальные звания сотрудников милиции, входят в круг лиц, непосредственно заинтересованных в исходе дела.

При этом свидетель Паркин А.С. как лицо, составившее протокол, имеет прямую служебную заинтересованность в исходе дела, так как несёт дисциплинарную ответственность за противоправное привлечение лица к административной ответственности. Такая ответственность может наступать по признакам ст. 19.1 КоАП «Самоуправство», ст. 19.7 КоАП «Непредставление сведений (информации)», ст. 292 УК РФ «Служебный подлог» и другим основаниям.

В связи с указанным, сотрудники правоохранительных органов прямо заинтересованы в точном пересказе содержания подготовленных ими документов, приобщённых к материалам дела, включая протокол об административном правонарушении, поскольку неподтверждение их содержания может иметь признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.7 КоАП РФ.

Однако в соответствии с ч. 1 ст. 2.5 КоАП сотрудники органов внутренних дел, имеющие специальные звания, не могут привлекаться к административной ответственности, за исключением отдельной группы правонарушений, указанной в ч.2 ст. 2.5 КоАП. В том числе сотрудники милиции не несут административную ответственность и по ст. 17.9 КоАП за заведомо ложные показания. Отбор с них подписки за дачу ложных показаний в соответствии со ст. 17.9 КоАП – ничто иное, как юридический фарс, имеющий вполне определенную цель положить в основу обвинительного заключения показания таких должностных лиц.

При этом рассмотрение показаний не подлежащих привлечению к административной ответственности по ст.17.9 КоАП сотрудников милиции в качестве свидетельских показаний и их оценка судом наравне с иными доказательствами, полученными в установленном законом порядке, нарушает установленный ст. 1.4 КоАП принцип равенства перед законом независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Из этого следует, что показания свидетеля, являющегося лицом, составившим протокол об административном правонарушении, и показания других свидетелей, которые не могут быть привлечены к административной ответственности по ст. 17.9 КоАП за дачу заведомо ложных показаний, заведомо бессодержательны и к ним необходимо относиться критически.

Это отчасти подтверждается тем, что участковый уполномоченный Паркин А.С. в процессе производства по делу уже был уличён в фальсификации его материалов, подготовив рапорт о доставлении Ревежак М.Ю. в дежурную часть УВД за участие в несанкционированном собрании, что не нашло своего подтверждения при разбирательстве дела и отражено в судебном постановлении от 29 августа 2011 г.

По месту совершения Ревежак М.Ю. действий, которые суд квалифицировал по ч.1 ст. 20.2 КоАП по признаку нарушения установленного порядка организации собрания, присутствовало более чем достаточное количество незаинтересованных лиц, каждое из которых могло выступить незаинтересованным свидетелем. По оценке самих сотрудников милиции, в собрании жителей, состоявшемся 31 мая 2011 г., принимало участие от 100 до 150 человек.

Вместе с тем ни сотрудниками милиции, ни судом необходимого количества незаинтересованных в исходе дела свидетелей не выявлено и не опрошено. При этом очевидная недостаточность доказательств, которые могли быть оценены судом на основе всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела в их совокупности, привела к нарушению ст. 26.11 КоАП.

Суд, признавая Ревежак М.Ю. виновной, основываясь при этом исключительно на умозрительных предположениях корреспондента телерадиокомпании «Королёв ТВ» и показаниях сотрудников милиции, которые к тому же не являются участниками производства по делам об административных правонарушениях, круг которых перечислен в главе 25 КоАП (постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5 от 24 марта 2005 г. «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», пункт 10), фактически создал лишь видимость законности.

К материалам дела также приобщено объяснение от 1 июня 2011 г., из которого следует, что участковый уполномоченный Центрального отдела милиции УВД по городскому округу Королёв Паркин А.С. опросил Ревежак М.Ю. в порядке ст. 190 УПК РФ. Между тем законодательство об административных правонарушениях в соответствии со ст. 1.1 КоАП состоит исключительно из КоАП и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Это могло показаться суду малозначительным процессуальным нарушением, как, например, указание в протоколе судебного заседания от 18 августа 2011 г., что Ревежак М.Ю. является и замужней, и холостой одновременно, однако следующее нарушение процессуального законодательства с юридической точки зрения является более существенным.

Участковый уполномоченный Паркин А.С. указал в протоколе от 1 июня 2011 г. АА № 5245924, что права и обязанности, предусмотренные ст. 51 Конституции Российской Федерации и ст.ст. 25.1–25.10, 26.3 КоАП им разъяснены. Вместе с тем, как следует из объяснений Ревежак М.Ю., эти права и обязанности были разъяснены Паркиным А.С. настолько быстро и нечётко, что она из этих разъяснений ничего не поняла.

Внятно разъяснить процессуальные права и обеспечить возможность их осуществления участникам производства есть обязанность уполномоченного должностного лица, составляющего протокол, однако к этой обязанности участковый уполномоченный Паркин А.С. отнесся формально, что явилось одной из причин отказа Ревежак М.Ю. от подписания протокола.

К организации публичного мероприятия в соответствии со ст. 4 Федерального закона от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» относятся:

1) оповещение возможных участников публичного мероприятия и подача уведомления о проведении публичного мероприятия в соответствующий орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления;
2) проведение предварительной агитации;
3) изготовление и распространение средств наглядной агитации;
4) другие действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации, совершаемые в целях подготовки и проведения публичного мероприятия.

Утверждения суда, что Ревежак М.Ю. заранее осуществляла подготовку обращения жильцов своего дома к присутствующим 31 мая 2011 г. на собрании и призывала собирать подписи, являются лишь домыслом и не могут служить доказательством того, что непосредственно Ревежак М.Ю. допускались действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации, совершаемые в целях подготовки и проведения публичного мероприятия, состоявшегося 31 мая 2011 г.

Кроме того, 31 мая 2011 г. в газете «Калининградская правда» была опубликована заметка Ревежак М.Ю., где указано, что 24 и 25 мая 2011 г. прошли собрания жителей, во время которых было собрано около 400 подписей против прокладки сквозной дороги по ул. Сакко и Ванцетти. Однако информация о том, что подписи для подачи коллективного заявления в администрацию города были собраны еще до 31 мая 2011 г., не нашла отражения в перечне доказательств, на основании которых в соответствии со ст. 26.2 КоАП было возможно установить дополнительные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. 

В механизме реализации права на организацию публичных мероприятий выделяются три основные стадии:
– подготовка публичной акции;
– непосредственное проведение собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования;
– реализация решения, принятого на собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании.

На стадии подготовки проведения публичной акции Законом закреплен ряд полномочий как организатора публичного мероприятия или его участника, так и органа власти.

На организатора публичного мероприятия на территории муниципального образования, в частности, возложены обязанности:
– подать уведомление о проведении публичного мероприятия в орган местного самоуправления, а именно – в администрацию муниципального образования, и надлежаще оформить уведомление;
– оповестить возможных участников публичного мероприятия;
– согласовать место и время проведения публичного мероприятия с органом местного самоуправления;
– уполномочить отдельных участников публичного мероприятия выполнять распорядительные функции по его организации и проведению;
– организовать сбор добровольных пожертвований, подписей под резолюциями, требованиями и другими обращениями граждан;
– провести предварительную агитацию в поддержку целей публичного мероприятия через средства массовой информации, путем распространения листовок, изготовления плакатов, транспарантов, лозунгов и в иных формах, не противоречащих законодательству Российской Федерации.

Вместе с тем никаких действий на стадии подготовки к самому публичному мероприятию Ревежак М.Ю. не предпринимала. Это никем из участников административного производства не подтверждено, никаких доказательств, в том числе вещественных, в материалах дела не содержится. Поэтому отнести Ревежак М.Ю., как и любого другого присутствующего на встрече жителей, к числу организаторов публичного мероприятия представляется в достаточной степени проблематичным.

Заметка Ревежак М.Ю., опубликованная в газете «Калининградская правда» 31 мая 2011 г., никаких признаков агитации в поддержку публичного мероприятия или призывов к его проведению не содержала.

Союз «и», используемый в п. 4 ст. 4 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» применительно к организатору публичной акции возможно толковать исключительно в значении союза «и», и никак иначе, как ошибочно полагает суд. То есть действия, свидетельствующие об организации публичного мероприятия, должны быть нацелены одновременно как на подготовку, так и на его проведение.

Доводы о заранее подготовленном Ревежак М.Ю. тексте своего выступления на публичном мероприятии не могут служить неопровержимым доказательством без приобщения к делу и исследования указанного текста. Однако никто из свидетелей публичного мероприятия, представивших показания суду, данного текста не видел и не слышал. При этом сотрудники милиции, которые присутствовали на месте проведения публичного мероприятия, с просьбой ознакомиться с текстом этого выступления к Ревежак М.Ю. не обращались.

Ознакомление с видеорепортажем собрания жителей телерадиокомпании «Королёв ТВ» также не может служить подтверждением того, что Ревежак М.Ю. являлась одним из организаторов собрания жителей города. То, что она возвышалась над остальными и держала в руках листы белой бумаги формата А4, никакого отношения к организации публичного мероприятия и действиям, указанным в ст. 4 Федерального закона от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», не имеет.

Комментарии о том, что «Мария оглашает петицию», высказанные лицом, не являющимся участником производства по делу об административном правонарушении и не подлежащим привлечению к административной ответственности за заведомо ложные показания по ст. 17.9 КоАП, никаким образом не свидетельствуют о том, что листы бумаги в руках Ревежак М.Ю. содержали некую петицию, а могут являться лишь одним из предположений автора, творческой находкой журналиста или неотъемлемой частью художественного замысла сотрудников телерадиокомпании «Королёв ТВ», профессиональные качества которых известны большинству жителей города.

Также вызывает серьёзную озабоченность вывод, к которому пришёл суд, что Ревежак М.Ю. не была освобождена от обязанности уведомить администрацию города о предстоящем публичном мероприятии.

В соответствии с ч. 2 ст. 3 Закона Московской области от 22 июля 2005 г. № 197/2005-ОЗ «О порядке подачи уведомления о проведении публичного мероприятия на территории Московской области» уведомление подписывается организатором публичного мероприятия и лицами, уполномоченными организатором публичного мероприятия выполнять распорядительные функции по его организации и проведению.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» – а основные понятия, используемые в Законе Московской области применяются в том же значении, что и в Федеральном законе – организатором публичного мероприятия могут быть один или несколько граждан Российской Федерации, политические партии, другие общественные объединения и религиозные объединения, их региональные отделения и иные структурные подразделения, взявшие на себя обязательство по организации и проведению публичного мероприятия.

В связи с тем, что Ревежак М.Ю. организатором публичного мероприятия себя не считала, не являясь им в действительности, то и обязательства по организации и проведению публичного мероприятия она на себя не брала, полномочиями подписывать и подавать в администрацию муниципального образования уведомление, что предусмотрено ст. 2  Закона Московской области «О порядке подачи уведомления о проведении публичного мероприятия на территории Московской области», себя и своих представителей не наделяла.

Учитывая, что организация публичных мероприятий может осуществляться исключительно в период, предшествующий их проведению, а никаких доказательств совершения каких бы то ни было противоправных действий Ревежак М.Ю. на стадии подготовки публичного мероприятия не представлено, то и организатором собрания она быть не могла.

Что касается содержания публичного мероприятия, то Федеральный закон не содержит прямых правил, какие именно идеи могут высказывать собравшиеся, можно ли им возвышаться над остальными участниками, какие именно действия им позволено совершать. Это вполне логично, поскольку подразумевается, что в любых обстоятельствах гражданин вправе совершать любые действия, кроме прямо запрещенных законом. Например, Федеральным законом от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

Судом также не установлена и форма вины Ревежак М.Ю. в тех её действиях, которые по утверждению суда образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 20.2 КоАП.

В соответствии со ст. 2.2 КоАП административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Как усматривается из объяснений Ревежак М.Ю., противоправного характера своего действия она не сознавала, никаких вредных последствий или возможности их наступления не предвидела, на предотвращение каких-либо вредных последствий самонадеянно не рассчитывала и не могла их увидеть в связи с отсутствием таковых.

В нарушение ст. 24.1 КоАП судом не были выявлены причины и условия, способствовавшие совершению административного правонарушения. Между тем, они очевидны и заключаются, прежде всего, в неудовлетворительной организации администрацией города Королёва обсуждения проекта генерального плана с общественностью.

Встреча разработчиков генерального плана и представителей администрации города, которая прошла 26 мая 2011 г., была назначена на рабочее время в будний день, поэтому большая часть населения городского округа была лишена возможности обсудить с заказчиками и разработчиками генерального плана его основные положения, а также получить необходимую информацию, непосредственно затрагивающую каждого жителя города.

Вместе с тем, ч. 2 ст. 24 Конституции Российской Федерации закреплена обязанность органов государственной власти и органов местного самоуправления, их должностных лиц предоставить каждому гражданину возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Учитывая, что граждан намеренно лишили права на получение необходимой информации, которая непосредственно затрагивала права и свободы каждого жителя, они были вынуждены принимать меры к получению информации стихийно.

Учитывая изложенное, сбор жителей 31 мая 2011 г. у памятника Королёву можно расценивать как действия лиц в состоянии крайней необходимости, что освобождает всех без исключения присутствующих на собрании от ответственности, так как в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24.5 относится к обстоятельствам, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

Существуют и иные причины, способствовавшие совершению административного правонарушения.

Одним из основных направлений деятельности полиции, установленных п. 2 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», вступившего в силу 1 марта 2011 г., является предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений.

Полиции в соответствии с п. 13 Федерального закона «О полиции» для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляются права не только проверять документы, удостоверяющие личность граждан, если имеется повод к возбуждению в отношении этих граждан дела об административном правонарушении, но и требовать от них прекращения противоправных действий.

Присутствующие на месте собрания жителей 31 мая 2011 г. сотрудники правоохранительных органов никаких предупреждений о недопустимости действий собравшихся, совершении ими административного правонарушения и требований прекращения противоправных действий не высказывали.

По словам заместителя начальника МУ МВД России «Королёвское» Деревянко И.А., несанкционированным митингом прошедшее 31 мая 2011 г. собрание жителей не являлось, однако у сотрудников милиции есть необходимые возможности, способы и средства, в первую очередь – законные, для установления организаторов мероприятия.

К сожалению, первоочередными возможностями, способами и средствами по установлению организаторов публичной акции ни уполномоченное должностное лицо, составившее протокол об административном правонарушении в отношении Ревежак М.Ю., ни суд, признавшей её виновной, не воспользовались.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» проведение публичного мероприятия основывается на следующих принципах:
1) законность – соблюдение положений Конституции Российской Федерации, настоящего Федерального закона, иных законодательных актов Российской Федерации;
2) добровольность участия в публичном мероприятии.

Относительно последнего принципа, все без исключения граждане, присутствующие 31 мая 2011 г. у памятника Королёву, прибыли для обсуждения волнующих их вопросов без какого-либо принуждения и исключительно по своей воле.

Что касается принципа законности.

Первое. Ст. 31 Конституции Российской Федерации дает право гражданам Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.

Второе. В соответствии с п. 2 ст. 7 Федерального закона от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ порядок подачи организатором публичного мероприятия уведомления о его проведении в орган местного самоуправления регламентируется соответствующим законом субъекта Российской Федерации.

При этом исходя из положений, установленных не только п. 1 ст. 7 Федерального закона от 19 июня 2004 г. № 54, но и п. 1 ст. 2 Закона Московской области от 22 июля 2005 г. № 197/2005-ОЗ, уведомление о проведении публичного мероприятия в форме собрания и пикетирования, проводимого одним участником, подавать в уполномоченный орган государственной власти или администрацию муниципального образования не требуется.

Таким образом, действующее законодательство обязывает подавать в уполномоченный орган государственной власти или администрацию муниципального образования соответствующее уведомление организатора митинга, демонстрации, шествия и пикетирования (за исключением одиночного). Всё, что не регламентируется Федеральным законом от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ и Законом Московской области от 22 июля 2005 г. № 197/2005-ОЗ, в том числе и предполагаемая отдельными должностными лицами обязанность уведомлять администрацию муниципального образования о проведении собрания, не может являться основанием для лишения граждан Российской Федерации права, предоставленного статьёй 31 Конституции Российской Федерации, и не накладывает на них обязанностей, прямо не предусмотренных законом.

Понимание любого предписания нормативного документа в первую очередь определяется его буквальным прочтением и логическим толкованием, а не чьими-то домыслами и предположениями.

Суд, не оспаривая того факта, что публичное мероприятие, состоявшееся 31 мая 2011 г. у памятника Королёву, проводилось в форме собрания, не раскрывает положений и норм действующего законодательства, в соответствии с которыми проведение собрания всё-таки требует от его организаторов подачи уведомления в уполномоченный орган государственной власти или администрацию муниципального образования.

Кроме того, в рапорте участкового уполномоченного Паркина А.С. от 31 мая 2011 г. указано, что им осуществлялась охрана общественного порядка во время собрания жильцов, в рапорте старшего участкового уполномоченного Соколова А.Ю. от 31 мая 2011 г. – что была проведена встреча жителей микрорайона, в рапорте старшего оперуполномоченного Никитина А.В. отмечается, что им совместно с Крючковым Е.В. и Селезневым Д.А. осуществлялось выявление наиболее активных участников несанкционированного митинга. При этом письмом администрации города Королёва Московской области от 7 июня 2011 г. № 886 к публичному мероприятию, состоявшемуся 31 мая 2011 г. у памятника Королёву, применена казальная формулировка «митинг (собрание)».

Либо указанные сотрудники несли службу в разных местах, либо становится очевидным, что и в правоохранительных органах, и в администрации города Королёва отсутствует ясное понимание и согласованная позиция в определении форм публичных мероприятий, хотя ст. 2 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» эти понятия чётко разделяет.

При этом действие указанного Федерального закона на проведение встречи жителей вообще не распространяется, поэтому её проведение также не может служить основанием применения в отношении организаторов и участников встречи мер административного воздействия ни при каких условиях.

Вместе с тем несогласованность действий сотрудников МВД России, являясь зачастую одной из причин, которые способствуют совершению административных правонарушений, нашла свое подтверждение в выступлении 14 августа 2011 г. на ведомственном совещании в г. Вологде Министра внутренних дел Российской Федерации Нургалиева Р.Г.

Им, в частности, сказано: «Для более успешного решения задач, поставленных перед полицией, необходимо повышать уровень образования и юридическую грамотность сотрудников МВД. Мы должны защищать закон и формировать правовое сознание граждан. А как решать эти задачи без юридического образования? Вот и получается, что не имея образования полицейский не может разъяснить человеку его права и обязанности».

Эти слова Министра не только ставят граждан Российской Федерации перед необходимостью задуматься о состоянии правоохранительной системы в стране, но и в определённой степени могут служить руководством сотрудникам МУ МВД России «Королёвское», которые в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 12 Федерального закона «О полиции» обязаны не только принимать меры по устранению причин административных правонарушений и условий, способствующих их совершению, но и участвовать в пропаганде правовых знаний.

Представляется, что сотрудники правоохранительных органов Паркин А.С., Никитин А.В. и Крючков Е.В., получившие 31 мая 2011 г. указание руководства выявить организаторов собрания граждан и возбудить в их отношении административное производство, не успели изучить вступивший в силу с 1 марта 2011 г. Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», согласно п. 2 ст. 30 которого при получении приказа или распоряжения, явно противоречащих закону, сотрудник полиции обязан руководствоваться законом.

В связи с изложенным, а также учитывая допущенные процессуальные нарушения по административному производству в отношении Ревежак М.Ю., имеются веские основания полагать, что в административном деле имеется масса неустранимых сомнений в виновности Ревежак М.Ю.

Согласно ч. 4 ст. 1.5 КоАП о презумпции невиновности, неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В соответствии с ч. 2 ст. 24.5 КоАП одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, является отсутствие состава административного правонарушения.

Полагаю, что деяние, вменяемое Ревежак М.Ю., неправомерно обосновано мировым судьёй исключительно на предполагаемых свидетельских показаниях сотрудников милиции, противоречит существу административного правонарушения, указанного в протоколе об административном правонарушении, является исключительно субъективной оценкой и мнением мирового судьи о существе действий Ревежак М.Ю., которые ничем не подтверждены.

Таким образом, административный материал в отношении Ревежак М.Ю. не содержит никаких доказательств того, что она совершила какое-либо деяние, за которое предусмотрена административная ответственность, в деле имеются неустранимые сомнения и противоречия, при вынесении постановления по административному делу в отношении Ревежак М.Ю. нарушен процессуальный закон. Следовательно, административное производство в отношении Ревежак М.Ю. подлежит прекращению в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП.

Смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления определяются правами и свободами человека и гражданина. Они в соответствии со ст. 18 Конституции Российской Федерации являются непосредственно действующими и обеспечиваются правосудием.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 30.1, 30.7 КоАП,

ПРОШУ:

1. Постановление мирового судьи судебного участка № 302 Королёвского судебного района Московской области от 29 августа 2011 г. в отношении Ревежак М.Ю. – отменить.

2. Производство по делу об административном правонарушении в отношении Ревежак М.Ю. по ч. 1 ст. 20.2 КоАП в связи с отсутствием в действиях Ревежак М.Ю. состава административного правонарушения на основании п. 2 ч. 1. ст. 24.5 КоАП – прекратить.

Лицо, в отношении которого вынесено
постановление о виновности в совершении
административного правонарушения                                    Ревежак М.Ю.

«___» сентября 2011 г.

Федеральный судья А.В.Алфёрова, отдышавшись после прочтения жалобы, высказалась предсказуемо: «Надо время, чтобы всё это переварить», и, приняв решение вызвать для выяснения спорных моментов участкового уполномоченного, составившего протокол, перенесла заседание на 3 октября 2011 г.

Испытывая острое желание заявить собственное ходатайство, я приготовил для этого небольшой текст, но судье А.В.Алфёровой, имевшей предостаточно информации о многочисленных нарушениях в деле, допускать меня к участию в производстве показалось излишним: «Зачем? Мне ваша позиция полностью понятна».

Убедившись в обоснованности предъявляемых претензий к качеству судейства в первой инстанции и в связи с отсутствием каких-либо доказательств вины М.Ю.Ревежак, жалоба была удовлетворена, постановление мирового судьи В.Е.Клыковой отменено, а производство по делу прекращено.

Вместе с  тем на большинство заданных суду вопросов ответов так и не было получено. Например, если организатор собрания в соответствии с законом вовсе не обязан уведомлять администрацию о его проведении, в чем вообще тогда заключался предмет обсуждения? Ведь это было основной претензией к М.Ю.Ревежак у сотрудников полиции и мирового судьи…  Возможно, существует необходимость задать его представителям администрации и УВД города Королёва, чтобы в дальнейшем исключить возможные недоразумения. Ведь впереди – выборы…

    
Фотографии: фото 1 | фото 2 | фото 3 | фото 4 | фото 5 | фото 6 | фото 7 | фото 8 | фото 9 | фото 10
Блог: Дмитрий Александрович | Добавил: ДА (05.10.2011) | Подписаться:
Просмотров: 9117 | Рейтинг: 3.7/3

Всего комментариев: 0
avatar

Похожие записи:



  Городской опрос
  Чат
  Комментарии - Блог
  Статистика
  ЮБиК рекомендует